22 июля, 2024
маркетплейс россия

Невыданные доходы: как бум маркетплейсов в России породил невиданную волну скандалов

Бум маркетплейсов в России породил невиданную волну скандалов, волнений и забастовок партнеров крупнейших сетей страны. Что происходит?

«Рассказала бы я вам, как работается с Wildberries! — горячится хозяйка самарского пункта выдачи заказов популярного маркетплейса и тут же одергивает сама себя. — Но не расскажу — во избежание дальнейших гонений».

 

Массовые сообщения о «гонениях» на владельцев партнерских пунктов выдачи заказов (ПВЗ) Wildberries в середине марта 2023 года заставили поволноваться даже власти. Тогда владельцы множества ПВЗ по всей России дружно выступили с протестом против системы якобы «диких» штрафов компании, введенной с начала марта, объявив даже о некой «всероссийской забастовке».

В самой компании заявили, что никакой забастовки нет и не будет, и приступили к вывозу товаров из пунктов выдачи, принявших участие в «несуществующем» бунте, с «увольнением» самых строптивых партнеров.

В разразившийся конфликт в итоге пришлось вмешаться Госдуме, ФАС, Роструду, Минпромторгу, Минтруда и Генеральной прокуратуре, под нажимом которых систему работы с партнерскими и собственными пунктами выдачи «диким ягодкам» пришлось поменять.

В целом скандал показал, что бизнес маркетплейсов в России проходит стадию болезненной ломки на пике роста.

Заманив в свои сети тысячи предпринимателей, принеся одним миллионы и поломав другим судьбы, дикий до сих пор рынок дистанционной торговли вступает в некую стадию осмысления и принятия правил.

Чем она закончится, а также как работают, сколько тратят и сколько зарабатывают партнеры Wildberries и других крупных маркетплейсов, выясняло «ДЕЛО».

Земляничная поляна

Маркетплейс Wildberries — одна из самых успешных российских компаний, которая смогла реализовать в стране эту модель торговли. Компания, основанная предпринимательницей Татьяной Бакальчук и работающая на стыке концепции вещевого рынка и интернет-технологий, стала в каком-то смысле и витриной российского бизнеса.

Из крохотной торговой фирмы, использовавшей хозяйскую квартиру как склад и имеющей штат сотрудников, связанных родственными узами, она превратилась в одну из самых успешных корпораций страны.

Согласно озвученной самим Wildberries информации, в 2022 году оборот маркетплейса достиг почти 1,7 трлн (!) рублей, что на 98% больше, чем годом ранее. Тогда этот показатель был на уровне 844 млрд рублей. Из них 1,4 трлн рублей пришлись на непосредственно продажу товаров, а еще 229,6 млрд — на оказание услуг как покупателям, так и продавцам, выставляющим свою продукцию на виртуальные витрины.

Судя по результатам исследования, опубликованного агентством Data Insight, специализирующимся на аналитике в области интернета, финансовые показатели Wildberries продолжат расти.

Data Insight сообщает, что в 2022 году объем рынка розничной интернет-торговли в России составил 5,7 трлн рублей (2,8 млрд заказов).

Емкость рынка выросла на 38%, а темп роста количества заказов составил 65%.

Аналитики утверждают, что основу (73%) такому росту обеспечили крупные универсальные маркетплейсы.

В июне 2022 года совокупная доля двух крупнейших из них — Wildberries и OZON, как утверждают эксперты Data Insight, впервые в истории превысила 2/3 от всех онлайн-заказов и составила 69%. В ноябре Wildberries и его ближайший преследователь Ozon достигли максимальной доли за год — 75%.

В 2023 году два крупнейших маркетплейса обеспечат дальнейший рост интернет-торговли в России. Фото: Karolina Grabowska: pexels

По прогнозу Data Insight, в 2023 году два крупнейших маркетплейса обеспечат дальнейший рост интернет-торговли в России, а их совокупная доля составит 53% по объему онлайн-продаж и 77% по заказам в среднем по году.

Взрывной по сути рост связан не только с высоким спросом клиентов на сам сервис дистанционных покупок, которые плотно вошли в бытовой обиход в период пандемии коронавируса.

Драйверами развития маркетплейсов стали тысячи мелких предпринимателей, которым те же Wildberries и OZON предлагают вполне простой бизнес «в коробке»: с невысокой ценой входа, довольно понятный уже на старте и не требующий, кажется, даже особого ума.

Какие «ягодки» манят предпринимателей на «золотой поляне»?

В лес по ягоды

Одна из составляющих успеха Wildberries, как и других маркетплейсов, быстро созданные службы доставки заказов и разветвленные сети пунктов выдачи заказов (ПВЗ).

Для ускорения процесса масштабирования бизнеса, при наличии некоторого количества собственных точек, крупнейшие маркетплейсы сделали ставку на «партнерские» программы. Это условный аналог франшизы, по которому предприниматели могут открывать пункты выдачи заказов маркетплейсов, имея за это процент от выручки за выданные покупателям товары (так называемый тариф дохода).

Какова доля собственных и парт­нерских пунктов выдачи заказов у Wildberries — неизвестно. На конец 2022 года маркетплейс располагал 27 тыс. пунктов, 13,3 тыс. из них — партнерские. К 1 апреля 2023 года в России, по сведениям, размещенным на сайте Wildberries, в общей сложности работало 28,36 тыс. таких точек.

Например, в Самарской области, по подсчетам журнала «ДЕЛО», пунктов выдачи заказов Wildberries — более 700, из них в Самаре — более 400, в Тольятти — около 100. Как утверждают в беседе с «ДЕЛОМ» самарские предприниматели, большинство пунктов выдачи — партнерские. Компания этому всячески способствовала.

Как сообщали СМИ, еще в 2020 году Wildberries активно распродавал собственные подразделения. Тогда, по информации ecomhub.ru, маркетплейс искал новых владельцев своим 2066 пунктам. Из них экспонировалось 12 из Самары, пять из Тольятти, по одному — из Сызрани и Новокуйбышевска.

На первый взгляд, схема сотрудничества выглядит максимально просто. От партнера не требуется, по сути, ни работать с деньгами, ни продвигать товар, ни консультировать клиентов. Только выдавать посылки, предварительно, конечно, подыскав помещение, оформив его по брендбуку и наняв очень скромный персонал. За это получать обещанный процент.

Однако разобраться с тарифами вознаграждения партнеров у Wildberries, мягко говоря, непросто.

Компания за последние годы в ситуации постоянного роста, похоже, никак не может определиться в политике отношений со своими партнерами. Еще пару лет назад у Wildberries были помимо собственных фирменных пунктов выдачи брендированные партнерские (оформленные в фирменном стиле компании) и обычные партнерские пункты выдачи посылок, к которым не предъявлялось особых требований по оформлению.

Условия работы для тех и других существовали разные, к тому же в каждом типе ПВЗ отличавшиеся в зависимости от региона и места расположения. Бурное развитие сети привело, как можно судить, к определенному хаосу — пункты унифицировались, тарифы по мере заполнения рынка постоянно менялись.

До сих пор на официальном сайте компания предлагает (на 12.04.2023) открыть «франшизный пункт выдачи» или «партнерский пункт выдачи». «Франчайзи» предлагают повышенный процент, помощь персонального куратора, обучение. Почти все то же самое предлагают и партнерскому ПВЗ. И там, и там теперь пункты должны быть оформлены в фирменном стиле.

При этом у простого «партнерского пункта» в зависимости от приоритетности той или иной территории для освоения тарифы предусмотрены (по данным официального сайта компании на 12.04.2023) трех видов: 2%, 2,8% и 4% с оборота пункта. В наиболее приоритетных зонах партнеров завлекают также субсидиями в течение трех месяцев после открытия на общую сумму 360 тыс. рублей и даже бесплатной вывеской в подарок.

У «франшизного пункта», которые, если судить по сайту компании на 12.04.2023, также еще существуют, разброс тарифов огромен: в каких-то регионах он составляет 1,5%, в каких-то — 4,25%. И, как можно предположить, эти цифры не фиксированные и внезапно могут измениться.
К чему вся эта чехарда может приводить, рассказал «ДЕЛУ» предприниматель Виктор Доронин (имя и фамилия изменены. — Прим. ред.) из Самары.

«Я могу рассказать, как мы потеряли 200 тыс. рублей, но так и не открылись», — говорит Доронин.

Он уже не новичок в сфере сотрудничества с маркетплейсами — у него есть несколько пунктов OZON. Работать с новой площадкой предпринимателя, по его словам, подтолкнул случай.
Из дома, где уже был пункт Доронина OZON, съехал продуктовый магазин. Собственник помещения по дружбе рассказал ему, что площадкой интересуются люди, которые хотят открыть там точку Wildberries. «Мы подумали и решили сами занять это место, чтобы исключить появление конкурента у нас под дверью», — вспоминает Доронин.

Предприниматель подал заявку на открытие пункта и приступил к подготовке помещения. По условиям договора начать работу пункт должен был в течение 30 дней. Это несложно, все необходимое по брендбуку можно купить на сайтах объявлений или заказать.

Вывеска вместе с монтажом обошлась в 45 тыс. рублей, мебель в 50 тыс., еще 45 тыс. рублей — система видеонаблюдения с онлайн-контролем. Вместе с арендой, покупкой компьютеров и прочими расходами было потрачено около 200 тыс. рублей.

В начале марта Виктор Доронин отправил видео будущего пункта модератору, контролирующему соответствие пунктов выдачи заказов корпоративным требованиям.

«Нам приходит цифровой ответ — пункт одобрен, мы готовы открыть по тарифу 1,5% от оборота. Мы были в шоке! Когда мы оформляли заявку, условия были другие — 3,5% или 3,75%, около того», — вспоминает предприниматель.

Он попытался связаться с компанией. «Человеческий фактор полностью исключен. Для технологий это хорошо, а на деле — плохо», — утверждает собеседник «ДЕЛА». Каких-либо внятных личных консультаций от представителей маркетплейса ему добиться так и не удалось. «Единственный, с кем удалось коммуницировать, это модератор по франшизе. На звонки он отвечал через раз, на сообщения — еще реже», — рассказывает Доронин.

Бизнесмен даже не понял, какой ПВЗ в итоге ему открывали. «Этого я так и не понял. Спросил у агента — он говорит, условия разные, смотрите договор оферты», — говорит коммерсант.

Стоит отметить, что разговор «ДЕЛА» с предпринимателем состоялся в марте 2023 года, вскоре после того, как набрал силу скандал с забастовкой партнеров Wildberries. В конце марта ФАС потребовала от Wildberries доработать оферту так, чтобы она была максимально ясной, подробной и не допускала двойственного толкования.

«В ближайшее время представители Wildberries усовершенствуют документ в соответствии с требованием ведомства», — заявляли в ФАС России. «ДЕЛУ» на 12.04.2023 удалось найти на официальном сайте компании только оферту, относящуюся к «партнерским» ПВЗ — с тремя, как уже упоминалось выше, видами партнерских тарифов вознаграждения.

В марте же Виктору Доронину, по его словам, специалист, продающий франшизы, на все вопросы отвечал, что заявка уже подтверждена и он ничем помочь не может. «Когда мы попытались разобраться, почему изменился тариф, показали скриншот, он просто сказал: «Хотите открывайтесь, хотите не открывайтесь», — возмущается Доронин.

«И мы сели считать», — рассказывает Доронин «ДЕЛУ».

Расчеты оказались удручающими, новая ставка сулила одни потери. Ежемесячные траты одного пункта выдачи заказов составляют около 100 тыс. рублей в месяц, на то, чтобы выйти на «ноль», нужно от трех до 12 месяцев.

«С 1,5%, чтобы выйти на безубыточность, нужно, наверное, работать года два, при условии, что в радиусе километра нет других пунктов. То есть два года ты теряешь 50, 70, 100 тыс. рублей ежемесячно и ждешь у моря погоды. Можно и не дождаться. Хорошо, у нас есть опыт, и мы понимаем, что значат эти 1,5%. А кто-то другой не разберется и потеряет миллионы», — рассказывает Виктор Доронин.

«Мы решили: Бог нас бережет от такого «партнерства», и не стали открываться. А потом пошли новости о забастовках. Договор оферты и тарифы менялись с начала года четыре раза! Вот люди и бунтуют», — считает Доронин.

Послевкусие

Светлана Кожухова (имя и фамилия изменены. — Прим. ред.) открыла свой пункт выдачи заказов полтора месяца назад и тоже, можно сказать, по случаю: подвернулось свободное помещение, нужно было решать, что с ним делать, и выбор пал на пункт выдачи Wildberries.

Пока у Кожуховой нет ни претензий, ни вопросов к «партнеру». Открылись легко, проблем и вопросов никаких не возникало. «Все элементарно», — говорит Кожухова. Крупные штрафы обошли ее стороной. К «особенностям» политики Wildberries она относится философски. «Условия они меняют постоянно, правда. Но такая возможность прописана в договоре, и мы были к ней готовы», — говорит предприниматель «ДЕЛУ».

Впрочем, такая комфортная для компании позиция может быть связана с тем, что пункт изначально открывался с целью перепродажи. Сейчас Кожухова ищет покупателя. Стоит новый уже готовый к работе пункт порядка от 500 тыс. рублей — в какой-то мере компромиссная цена.

В Самаре экспонируется не так много пунктов выдачи. Пункты Wildberries стоят в основном от 350 до 600 тыс. рублей. Но иногда цена может доходить до миллиона и выше — в зависимости от того, на какой оборот сумел уже выйти ПВЗ и по какому тарифу он работает.

Подсчитать, сколько может выручить будущий владелец такого пункта, непросто — не все параметры известны, и они сильно различаются в зависимости от места дислокации.

По оценкам участников рынка, средний оборот пункта выдачи Wildberries может составлять от нескольких сотен тысяч рублей до 10 млн.

Например, согласно объявлению о продаже одного из пунктов в Самаре, оборот составляет порядка 4 млн рублей в месяц. На аукционах самого Wildberries показатели иные.

В конце марта 2023 года в Самаре внутри системы продавались три пункта. Тот, что находится по адресу: улица Подшипниковая, 2, стоит 150 тыс. рублей. Декларируется товарооборот ПВЗ в размере около 2 млн рублей и, соответственно, выручка владельца с него — 61,7 тыс. в месяц (тариф 2,95%). С похожими параметрами выставлен пункт на Московском шоссе, 272 (товарооборот ПВЗ — 2,26 млн рублей с выручкой владельца — 63,7 тыс. рублей). Третий пункт находится на Зубчаниновском шоссе в ТЦ «Тройка». Он самый дорогой — стоит 350 тыс. рублей при товарообороте пункта 1,5 млн и выручкой с него владельца 47,7 тыс. рублей.

При расчете ежемесячных затрат порядка 100 тыс. рублей ни один из этих пунктов пока (или до сих пор) из убытков, насколько можно судить, не вышел.

Впрочем, возможно, эти пункты и продаются из-за их сложности или нераскрученности. Есть объекты и с лучшими показателями, в том числе в Самарской области. Например, в Тольятти на бульваре Татищева пункт с товарооборотом 4,68 млн рублей приносит хозяину выручку в 186 тыс., но и продается за 1,2 млн.

Но даже и в тольяттинском авангардном пункте, согласно расчетам с помощью калькулятора Wildberries, заработать будет непросто.

Тарифы, как уже упоминалось, очень запутаны и, возможно, постоянно меняются. Как уже было сказано, для так называемых партнерских пунктов на странице для «партнеров» приводятся тарифы лишь трех видов: 2%, 2,8% и 4%. Однако тут же есть ссылка на некую карту «приоритетных зон», где на 12.04.2023 подавляющая часть расположенных в них ПВЗ все в той же Самаре имеет тариф 1,5%.

Может быть, это пережитки предыдущей версии типов ПВЗ или какие-то вновь пересмотренные условия, но «ясно» одно — ясности для потенциальных партнеров маркетплейса это не добавляет.

С потенциальной прибылью неофитов на «партнерке» маркетплейсов дела еще хуже. Калькулятор от Wildberries заботливо подскажет, например, что при базовом тарифе в 2,1% и обороте ПВЗ в 5 млн рублей, при расходах на ФОТ — 30 тыс. (зарплата 1 сотрудника), на аренду — 30 тыс. и оплату различных издержек в 10 тыс. рублей прибыль владельца может составить смешные 35 тыс. в месяц.

Однако зеленых зон в той же Самаре крайне мало, а большая часть территории — в красной зоне с тарифом в 1,5%, который принесет владельцу при уже названных выше условиях товарооборота и расходов жалкие 5 тыс. рублей прибыли в месяц.

Зон с повышенными тарифами в 2,8% и тем более 4% «ДЕЛУ» на официальной карте маркетплейса в Самарской области на 12.04.2023 обнаружить не удалось вообще.

Еще цветочки

Многие участники «партнерского» рынка Wildberries рассказывают, что еще пару лет назад работать было проще и выгоднее. Несмотря на постоянные изменения в системе тарификации, процент в конечном счете был выше. Сейчас же, когда сеть пунктов, можно сказать, выстроена, самые удачные и даже более-менее удачные места заняты.

«В городе открываться уже практически негде. В регионе в целом — можно попробовать открыться в селах, где Wildberries еще нет», — говорит Сергей Иванов, освоивший рынок еще в 2019 году.

Однако этот путь не для всех. «Работу с пунктами выдачи заказов часто позиционируют как «пассивный доход». Но это не так — обучи персонал, все проконтролируй. Немного отпустишь ситуацию — пойдут штрафы. Так что бизнес требует постоянного участия. На селе обычно работают те, у кого, с одной стороны, уже есть пункты в городах, а с другой — они часто ездят в этот район», — считает Виктор Доронин.

В активе упомянутого выше Сергея Иванова за три года работы набрался максимально разнообразный пул пунктов выдачи заказов — OZON, Яндекс.Маркет и, конечно, Wildberries. И именно последний он видит своим главным активом.

«Это самый раскрученный бренд, самый большой поток клиентов. С другими тоже работаем, они занимаются продвижением, развиваются, но пока таких оборотов, как у Wildberries, больше ни у кого нет», — рассказывает Иванов «ДЕЛУ».

К скандалу со штрафами он относится, в общем-то, с пониманием — было и прошло. По его словам, их отменили и больше не начисляют. Да и раньше они не создавали крупных проблем — «повешенные» на партнеров, например, проблемные возвраты клиентов (были в списке самых острых проблем протестующих в марте), по его оценке, составляли разве что 0,05%. «У Wildberries бывают ошибки, в том числе в работе с партнерами, и, в общем-то, часто. Но они учатся и исправляют их. Так что все нормально», — считает он.

Однако обсуждаемые сегодня планы на будущее компании не вполне устраивают даже такого лояльного партнера.

«Я слышал, что собираются уравнять доходы высоко- и низкомаржинальных пунктов. Тем, кто получает больше — снизить тариф, тем, кто меньше — повысить. На мой взгляд, это уже будет не бизнес, а работа по найму. Если я смог найти хорошее место, раскрутил его, наладил процессы, почему должен делиться с теми, кто не смог?» — возмущен предприниматель.

Цветет и пахнет

Ближайшие конкуренты Wildberries — это OZON и Яндекс.Маркет. Нередко предприниматели диверсифицируют бизнес, не ограничиваясь пунктами выдачи одной марки, а открывают несколько разных брендов, зачастую даже под одной крышей.

У OZON по России было около 16 тыс. пунктов выдачи заказов на конец 2022 года. В Самарской области, по подсчетам «ДЕЛА», почти 500 пунктов выдачи OZON, из них 215 в Самаре и 95 — в Тольятти. У Яндекс.Маркет на конец прошлого года было порядка 10 тыс. пунктов в России. Сто из них — в Самарской области, включая 72 пункта в Самаре и 25 — в Тольятти.

Ни один из маркетплейсов на вопросы «ДЕЛА» не ответил. О принципиальных различиях в работе универсальных торговых площадок с партнерами «ДЕЛУ» рассказали самарские предприниматели.

По словам владельца нескольких пунктов выдачи заказов Яндекс.Маркет Антона Гусева, маркетплейсы в первую очередь привлекают новичков — тех, для кого это первое дело. «С одной стороны, это интересно — новый опыт, первые шаги в бизнесе. С другой — на рынок легко зайти», — объясняет он. Сам Гусев развивать бизнес больше не хочет и постепенно распродает свою «сеть». Впрочем, с какими-то изменениями на рынке свое решение он не связывает. «Просто надоело. Теперь буду работать с недвижимостью», — говорит Гусев.

Свой изначальный выбор в пользу «Яндекса» он объясняет несколькими причинами. Это и репутация самого холдинга как IT-гиганта, и стадия развития маркетплейса.

«Они сравнительно новенькие на этом рынке, активно развиваются. Так что относительно OZON и Wildberries — с ними работать интереснее», — объясняет Гусев.

Система тарификации у Яндекс.Маркет более сложная, чем у Wildberries, и состоит из двух частей — фиксированной выплаты и процента, которые серьезно меняются в зависимости от размера оборота. В первые три месяца они повышенные — выплата может быть от 120 до 360 тыс. рублей, тариф — от 1,5 до 12%. Чем больше оборот, тем больше выплата и меньше процент. Максимальный процент выплачивается, если оборот не превышает 1 млн рублей, но выплаты в этом случае не предусмотрены.

На четвертый месяц компания платит от 45 до 175 тыс. рублей гарантированно плюс от 1,5 до 7% от оборота. Если оборот не перешел рубеж в 500 тыс., то компания платит лишь 9% от него.

OZON тарифицирует услуги по еще более многоступенчатой схеме. Контрагенты получают по 3,55-5% от оборота, но не более 250 рублей за один выданный товар.

Помимо установленного процента от оборота пункта владелец ПВЗ может получать переменную часть вознаграждения — своего рода субсидию для тех, кто начал бизнес. Ее могут выплачивать с начала третьего месяца со дня выдачи первого заказа, но только тем, у кого со дня первой выдачи не истекло 182 дня. Сама возможность получения выплаты и ее размер зависят от нескольких условий.

Согласно агентскому договору, переменная часть выплачивается ежемесячно и рассчитывается в зависимости от числа отработанных в месяц дней. Выплачивается она только в том случае, если ПВЗ начиная с третьего полного календарного месяца со дня выдачи первого заказа вышел на определенный оборот.

Для Самарской области, скажем, плановый оборот ПВЗ к началу указанного периода составляет 320 тыс. рублей в месяц. Владелец ПВЗ в Самарской области, заключивший договор до 31 января 2023 года, может получить максимально 85 тыс. рублей в месяц.

Те, кто заключил договор с 1 февраля 2023 года, могут получать переменную часть вознаграждения в зависимости от численности населения, которое может обслуживать ПВЗ. В Самарской области для ПВЗ, обслуживающих население от 400 до 1000 человек, максимальная сумма переменной — 45 тыс. рублей. Более 1000 человек: в Тольятти — 130 тыс. рублей, в других городах Самарской области — 90 тыс. рублей.

Интересно, что у Яндекс.Маркет и OZON в отличие от Wildberries есть система, ограждающая партнеров от появления прямых конкурентов. Согласно картам сервисов, открыть новый пункт в зоне обслуживания уже имеющегося не получится. Wildberries же регулирует это системой тарификации. С другой стороны, дает новичкам возможность поработать в самых выигрышных местах, а старожилам не позволяет расслабляться.

Аппетит приходит

Относительно недавно, в 2017 году, на рынке появился региональный, но быстро растущий игрок — татарстанский KazanExpress. В России уже более 500 пунктов выдачи KazanExpress. В Самарской области «ДЕЛО» нашло 56 пунктов этого маркетплейса. Из них 26 в Самаре, в Тольятти — 18, по три в Новокуйбышевске и Сызрани и по одному в Кинеле, Жигулевске, Похвистневе и Отрадном. Для партнеров KazanExpress бизнес-составляющая минимальная, скорее, это больше похоже на работу управляющего за процент.

С другой стороны, и рисков гораздо меньше. Так, татарстанский маркетплейс самостоятельно готов оплачивать аренду помещения, заработную плату персоналу и берет на себя еще ряд ежемесячных расходов (декларируется, что всех).

От партнера требуется обеспечить работу пункта, нанимать по согласованию с HR компании персонал и отчитываться. За это он будет получать фиксированную сумму в зависимости от объема выданного товара.

Например, если пункт выдал до 500 заказов в месяц — 5 тыс. рублей, если 3-4 тыс., то 30 тыс. Максимум, что можно получить по этой шкале — 50 тыс., если число заказов будет свыше 9 тыс. При объемах выдачи пункта более 4 тыс. заказов маркетплейс может выделить партнеру деньги на помощников.

Снимут пробу

Скаким бы маркетплейсом ни работали предприниматели, частые изменения в договорах и штрафы — их рабочая рутина. «Каждый месяц добавляют в оферту по пять пунктов. Не уследишь — пойдут убытки», — сетует на работу с OZON Виктор Доронин.

Впрочем, он тут же вступается за любимую площадку. «Но у OZON есть специалист, работающий с партнерами, причем здесь, в Самаре. С ним можно встретиться, позвонить в любое время дня и ночи, и он все доступно объяснит», — говорит Доронин.

Некоторые и вовсе не понимают переживаний коллег-конкурентов относительно договоров и их изменений. «Я скажу так: внимательно читайте оферту, и проблем не будет», — считает хозяйка нескольких пунктов Яндекс.Маркет.

Не исключено, что в скором времени эта проблема вовсе уйдет в прошлое. Во всяком случае многие собеседники «ДЕЛА» на это надеются. После скандала с бунтами работников Wildberries депутаты Госдумы обещали проработать законопроект, регламентирующий работу маркетплейсов.
Станет ли после этого дикий рынок чуть спокойнее, или же инновационные и предприимчивые маркетплейсы найдут хитроумный способ менять правила игры по ситуации, станет ясно в ближайшее время.

 

 

Источник: Дело

Средний рейтинг
Еще нет оценок
Мой рейтинг:

Добавить комментарий